РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "ОБЪЕДИНЕНИЕ ВЕТЕРАНОВ ВОЙНЫ В АФГАНИСТАНЕ "АФГАНВЕТ" вот уже почти четверть века объединяет ветеранов      афганской войны и участников боевых действий, которые вела армия советского союза и новой России.
     Главная функция нашей организации - отстаивать интересы воинов запаса, семей погибших и ветеранов-инвалидов.

 

Седую пыль дорог Джелалабада

К родному пограничью я принес.

Здесь отряхну чужого ей не надо,

Земле, меня заждавшейся до слез.

Переступлю заветную границу,

К земле родимой прикоснусь щекой.

И оглянусь. И вновь увижу лица

Друзей, навеки остановленных войной

Солдатский долг исполнен ими свято,

Ценою жизни выполнен приказ.

Лишь об Отчизне думали солдаты

В свой смертный час, в последний скорбный час.

Узбекским солнцем строй солдатский залит,

Оркестров медь бесхитростно звонка.

Багрец знамен ярится на медалях,

Все позади, все радостно пока.

Нам весело, но знаем мы заранее:

Тебе известно, и ему, и мне

Как лезвия остры воспоминания

Безжалостные были о войне.

Переступлю заветную границу,

К Отчизне милой грудью припаду,

И оглянусь. И вновь увижу лица

Друзей, верней которых не найду.

Солдатский долг исполнен ими свято,

И песни будут сложены про них

Но разве мать погибшего солдата

Простит меня за то, что я в живых?

Я жив, но помню Тщетны все старания

Забыть о том, что ранит душу мне.

Нам до конца нести в сердцах воспоминания -

Безрадостные были о войне.

Звезды. 1989 год.

В последний раз взлетаю над Кабулом.

Домой! Домой! Теперь уж навсегда.

Ночь звездами полна и реактивным гулом.

И где- то в ней горит моя звезда.

Крен на пределе, нервы на пределе.

И перегрузка не поднять руки.

Вы помните меня, березы, сосны, ели?

Вы от меня, как звезды, далеки

Внизу лежит чужой полночный город:

Десятки тысяч крохотных огней.

Десятки тысяч звезд, просыпанных на горы,

И каждая таит угрозу мне.

Над зоной безопасности, кругами,

Громадный лайнер рвется в высоту,

И ложных целей ярко вспыхивает пламя,

Чтоб отвести враждебную звезду.

А там, внизу, я знаю, их немало,

Готовых хищно ринуться в полет,

И брызги раскаленного металла

Вонзить в людьми набитый самолет.

И каждый, каждый, каждый это знает,

И каждый, каждый напряженно ждет

Когда завоет вдруг и замигает

Сигнал, который нам подаст пилот!

Граница! Родина! А значит будем живы.

Теперь дождется нас аэродром.

Друг другу улыбаемся счастливо,

Гори, моя звезда, греми, салютный гром!

Вывод 6. 1995 год.

Шесть лет назад мы вышли из Афгана,

Где девять лет вели потерям счет.

И тут же поняли, что, как это ни странно,

Война не кончилась. Она идет еще.

Втянули нас судьбы водовороты

В Ош, в Душанбе, в Тбилиси и Баку

Афганистан тянулся к нам сквозь годы,

Грозя джихадом, дергая чеку.

И, отступая от Кабула до Урала,

Теряя гордость, территорию, права,

Мы видели, как ты нас предавала,

Россия, Родина, сменившая слова.

Но, оставаясь верными обетам,

Тебе, Россия, не умея изменить,

Хоть, видит Бог, нам надоело это,

Мы вновь воюем в городах Чечни.

Но кто, когда, и будет ли в ответе

За то, что гибнут сотнями в огне,

Твои, Россия, необученные дети,

На этой, необъявленной, войне?

За что мы платим жизнями и болью,

Безверьем, ненавистью, бедностью, бедой?

За то, что слово Родина с любовью

Произносили сызмальства с тобой?

За то, что так поверили в Россию,

В Большую Родину с названием Союз?

За то, что сапогами измесили

Периметры твоих окраин, Русь?

Для тех, чья жизнь изношена в шинели

Ты, Русь, назначишь жалкий пенсион.

А тем, которые не поседели,

И вовсе не понадобится он

Люблю я Родину, но странною любовью

Не выбирает Родину солдат.

Но перед нашей долг всегда оплачивает кровью.

И вечно в чем-то остается виноват...

Афганистан к нам тянется сквозь годы

Очнись, Россия, сколько можно ждать

Венца утрат, последней злой невзгоды,

Когда останешься ты без своих солдат?

Вывод 7. 1996 год

Завершена афганская война

Что в ней нашли мы? Что в ней потеряли?

И вообще, а что мы в ней искали?

И чья страна, и кем побеждена?

И слезы чьи на скорбных обелисках

Погибших не по собственной вине?

Кто составитель этих черных списков?

Кто попросту нажился на войне?

На их щеках, лоснящихся восторгом,

Блеск высших государственных наград,

И тут же неотвязный запах морга

Застой, тлен, разложение, распад

Что защищали мы, и что мы там губили

Интернациональный долг платя?

Какую славу мы, и для кого, добыли,

Венец сомнительных героев обретя?

Тлен, разложенье, неизбывная вина

Творцы преступных и неправедных решений,

Вы, никогда не знавшие сомнений,

И наши осквернили имена

Я не прощаю вас. Я весь ваша вина.

Пусть я и глас, стенающий в пустыне,

Солгали вы, что кончилась война.

А я на ней убит. Но я в строю доныне.

Я просто офицер или солдат.

Погиб от ран и умер от болезней.

На той войне, которую не рад

Считать неправедной и бесполезной.

Я не живу. Мне взять нетрудно в толк,

Нетрудно подвести итог печальный:

И дома мы смешали с грязью долг -

Патриотический, интернациональный

Зачем твердить о нем в чужих горах?

Война смертельно трудная работа.

Я результат ее, могильный прах,

Но я еще сказать имею что-то

Я был сапером, слышали? в Рухе.

Имел два ордена. И я не ждал подрыва.

Но вверх взлетел. На сущей чепухе.

Поверите? Я не услышал взрыва.

Я был разведчиком. Прославленный спецназ.

Мы знали дело, забивали караваны.

В тот раз не повезло. Они забили нас.

И гнусно, грязно осквернили мои раны.

А я был не поверите, начпрод.

Но на войне нет должности без риска

Когда с горы ударил пулемет,

Я лишь подумал: Это слишком близко.

Я не прощаю вас. Я весь ваша вина.

Пусть я и глас, стенающий в пустыне.

Солгали вы, что кончилась война.

Но я на ней убит. Но я в строю доныне.

Вывод 10. Афган солдатский, 10 лет спустя. 1999 год.

Когда над ухом просвистело что-то,

В усы ржаные ухмыльнулся старшина -

Ушла к другому. Поздно вздрагивать, пехота...

Так началась моя афганская война.

Афган солдатский - трудная работа:

Копай, таскай, складируй в штабеля;

Упрямо в землю зарывалась наша рота,

Была тверда чужая жёлтая земля...

А синева гремела грозным гулом -

Воздушный мост пролёг над головой.

Мы охраняли наше небо над Кабулом,

Зарывшись в землю всею мощью огневой.

Почти два года в глинистой траншее

Под белым солнцем, с вечным скрипом на зубах,

С тоской на сердце и с фурункулом на шее,

Я жить учился, подавляя боль и страх.

А было разное - внезапные налёты,

Разрывов грохот, после боя тишина;

И пустота в глазах замученной пехоты,

Уже не верящей, что кончится война.

И в каждом взводе есть пустые койки,

И переполнен батальонный лазарет;

Снаряд взбесившейся шестьдесятдвойки

Уже разнёс столетний минарет;

Сошёл с ума наводчик в этом танке,

Скатилась с неба и его звезда...

А сколько нас, увидевших гражданку,

В бреду полночном возвращается туда,

Где в небе Стингеры работают по Илам ,

Где грубо рвётся пулемётом тишина...

Да кто сказал вам, что когда-то это было?

Кто вам сказал, что кончилась война?

Вывод 11. Ты помнишь, брат 2000 год.

Ты помнишь, брат, дорогу на Саланг,

Где вьётся длинный Терешковский серпантин,

Где взрыв, как ненависти бумеранг,

Ежеминутно мог нас извести,

Где было жарко - на броне не усидеть,-

Где было горько - поглотай-ка пыль с моё,-

Где было так же плохо, как везде

В местах, где обернулась быль быльём

Простая быль о том, как дома жил,

Как ел, как пил, как допоздна гулял,

Как ни о чём смеялся и тужил,

Грубил отцу Как дурака валял.

А помнишь, брат, как сильно ты любил

Приврать о женщинах, о подвигах в кустах!

С тех пор, как этот взрыв тебя достал,

Я о тебе ни разу не забыл.

Вывод 12. 2001 год.

Афганская, первая после большой,

Была неприметной и кровопролитной.

Невидимой тем, кто в Афган не пошёл.

А тем, кто пошёл, лишь её было видно.

Афганскую не называли войной.

Пытались отмыть, по примеру испанской.

Но только солдату не всё ли равно?

Хотел жить советский, хотел жить исламский.

Но многим солдатам пришлось умирать.

Вчерашним адептам мотыги и скрипки.

Я помню их неисчислимую рать,

Собой оплативших чужие ошибки

С тех пор все привыкли к войне и смертям.

К чужим - ведь привыкнуть к своей невозможно.

Тбилиси, Баку, Душанбе и Мартан,

Будённовск и Грозный Русь, будь осторожна.

Давно ли воинственной глупости груз

Взвалил на себя одряхлевший Союз?

Острят, улыбаясь, живые вожди.

А мёртвых сынов не воротишь. Не жди.

Вывод 13 . 15 февраля 2002 года.

(13 лет со дня вывода ОКСВ из Афганистана)

Служили мы стране,

Которой нет на карте.

Мы присягали ей

На верность и любовь.

Давно Союза нет,

А мы на долгом старте:

Всё так же зыбок путь,

Всё так же льётся кровь.

Друзья живут давно

В чужих и разных странах,

По разному живут,

Их вместе не собрать.

И не поднять вино

За выход из Афгана,

А в Туркестан ведут

Совсем другую рать.

Опять пришли в Руху

Багряные зарницы,

И снова на слуху

Кабул и Кандагар.

Меж наших душ теперь

Проложены границы,

Не избежать потерь

Наносится удар.

О чём жалеешь ты,

Спросите ветерана,-

- Чего желаешь ты ?

Услышите в ответ:

- Жалею лишь о том,

Что мы расстались странно,

Желаю верить, что

Среди врагов нас нет

Вывод 14. 2003 год.

Четырнадцать лет после вывода войск

Мы прожили. Мы - те, которые вышли.

Остались моложе все те, кто в ТуркВО

Вернулись, но в цинках , ниспосланных свыше.

За вечную молодость водку не пьют.

Пусть лучше придет своевременно зрелость.

Пусть старость не радость, но лучше убьют

Тебя пусть часы постепенно, чем смелость,

Чем храбрость твоя, или чей-то расчет,

Чем выгода, глупость, корысть и бравада.

Уж лучше болезнь, или что-то еще.

Но только война пусть не тронет. Не надо.

*

Четырнадцать лет после вывода войск

Не стали бескровными. Многих призвали

В другой горный край, где еще не бывали

Бывалые воины. Раньше ЗакВО

Спокойным и близким они называли.

И думали раньше навряд ли, едва ли

О том, что никто не минует его.

О том, что здесь не пощадят никого.

О том, что останутся груды развалин

И трупов от грозного града его.

Что юность солдат будет вечно беспечной.

Вновь юными тысячи станут навечно.

*

Четырнадцать лет - словно сотни годов.

Сменились эпоха, идеи, знамена.

Народ - победитель, собой побежденный,

К бесславью и славе равно не готов.

И общие горести трогают мало

Того, кто стать благополучным посмел.

И не офицером. И не генералом.

И сына от армии спрятать сумел.

Но только не кончились грозные годы.

Нам свыше ниспослано много проблем,

И мало решений. Предвижу невзгоды.

Дай, Боже, нам все же состариться. Всем.

Вывод 15. 2004 год.

Давно военный значится в запасе,

Сменил профессию и степень защитил,

Но мир его совсем не безопасен,

По сути, этот мир незащищенный тыл

*

Когда в ушах не канонады гул,

Среди причин врачи не числят боевые.

И невозможно отнести на счет врагу

Все эти ощущенья болевые,

Когда стальными пальцами циклон

Бескомпромиссно останавливает сердце,

Ты понимаешь, как давно ты обречен.

Ты знаешь, что теперь - не отвертеться

*

Пятнадцать лет, а может быть, все четверть века

Летела пуля, предназначенная мне.

И, наконец, попала. В человека,

Который не участвует в войне.

Вывод 16. 2005 год.

Шестнадцать лет я из Афгана выхожу,

Война проиграна, потерям счета нет,

А я в пути. Уже шестнадцать лет.

Но выхода себе не нахожу.

Вывод-17.2006 год.

На афганских путях мы резины протерли немало,

Наломали, нажгли, не без помощи духов, машин.

Здесь сердца очень многих стучать навсегда перестали,

И как мне дальше жить, я еще до конца не решил.

А теперь я спрошу виноваты ли в том генералы?

Получается нет, ведь они выполняли приказ.

Офицеры тем более, вместе мы лезли на скалы,

И беда никогда не делила по званиям нас

.. Пусть они промолчат. Уходя с этой горестной тризны,

Я отвечу за них Я, безвестный армейский поэт:

Что же делать, так вышло, что в нашей великой Отчизне

С незапамятных пор виноватых начальников нет.

Андрей Беркут